Открыта пятая глава истории человечества, говорит Синдзо Абэ (Shinzo Abe). Если первой главой была охота, второй — возделывание зерновых, а третьей индустриализация, то четвертая глава характеризуется компьютерным развитием. Теперь начинается глава, в которой все проблемы могут быть решены, говорит японский премьер: «Поверим в наши силы».

Глава японского правительства открыл вечером в субботу вместе с федеральным канцлером Ангелой Меркель (Angela Merkel) (ХДС) в Ганновере компьютерную ярмарку Cebit. Его литературное описание стало своего рода оправой для отчетливого призыва, который он обращает в своей речи к канцлеру и к представителям Европейского союза: он выступает за скорейшее заключение торгового соглашения между Японией и ЕС. Премьер-министр Абэ подчеркивает, что рост можно гарантировать только с помощью единения. «Япония хочет вместе с Германией стать теми странами, которые поддерживают эту систему». — говорит Абэ.

«Дорогой Синдзо», — отвечает канцлер, Германия охотно хотела бы стать тем мотором, который будет гарантировать экономическое партнерство. Тот факт, что Япония является страной-партнером на ярмарке Cebit и что на ярмарке присутствуют 118 японских экспонентов, то есть в десять раз больше, чем раньше, является важной вехой для дальнейшего сотрудничества. А во времена, когда в мире так много споров, то, «что мы с Японией не спорим», является, по словам Меркель «хорошим знаком».


Трамп — это шок

С тех пор, как президент США Дональд Трамп перешел на протекционистский тон, Европа ищет альтернативы. Трамп — это шок, потому что Соединенные Штаты со времен второй мировой войны всегда были глобальным флагманом свободной торговли — и являются целью номер один для немецкого экспорта. Чтобы стать экономически менее зависимой от этого, Европа хочет теснее кооперировать с Азией. Сигналом для начала должно стать торговое соглашение с Японией, преимущества которого ученые уже точно подсчитали. Производительность одной только германской экономики выросла бы на 20 миллиардов евро в год, подсчитало одно неопубликованное исследование Фонда Bertelsmann и Института экономических исследований (ifo-Institut).


Исследователи набросали два сценария для соглашения, которое Европейский союз должен подготовить еще в этом году со своим шестым по объему торговли партнером. Классическое соглашение, по которому прежде всего должны снизиться пошлины на товары, имело бы, по их словам, ощутимый, хотя все же ограниченный эффект. Производительность экономики в Европе выросла бы на одиннадцать миллиардов евро в год, причем одна треть приходилась бы на Германию. Этот прирост установится где-то после декады, пока все новые правила не станут привычными.


Производительность экономики Германии выросла бы на 20 миллиардов евро в год


Такое классическое торговое соглашение Европейский союз заключил, например, в 2011 году с Южной Кореей. С тех пор экспорт в азиатскую промышленную страну вырос на треть. Это немало. Намного больший экономический прирост с Японией можно было бы получить с более амбициозным соглашением, которое бы понизило не только пошлины, но и другие препятствия для торговли. Например, для этого европейские фирмы должны были бы иметь доступ к японским государственным заказам и была бы взаимно признана профессиональная квалификация и стандарты на пищевые продукты.


Если это удастся, то экономические преимущества будут гораздо больше, чем по классическому соглашению. Германия имела бы в долгосрочной перспективе на 20 миллиардов евро в год больше за счет роста производительности экономики или в шесть раз больше, чем в случае с классическим соглашением. Это соответствует 0,7% всего ВВП страны. Лучше представить эти цифры поможет сравнение: 0,7% это больше, чем то, насколько немецкая экономика растет в экономически плохие годы — и примерно треть того, насколько она растет в очень успешные годы.


«Может ли речь вообще идти о столь амбициозном соглашении, зависит от политической воли обоих партнеров», — говорит исследователь Фонда Bertelsmann Кора Юнгблют (Cora Jungbluth). Между ЕС и Японией существуют разногласия. Брюссель требует, чтобы Токио поменяло стандарты в сельском хозяйстве и особенно при прочих торговых барьерах. И наоборот японцы ожидают наряду с уступками в определенных прочих торговых препятствиях льготных условий для японских автомобилей, которые Европа по-прежнему делает дороже за счет 10%-ной пошлины. Спорным является также европейское предложение о создании суда по инвестициям. План, чтобы заключить это соглашение уже в конце 2016 года, провалился.

Соглашение с Японией должно стать началом


Во всяком случае, новый импульс этим переговорам придал протекционистский курс Дональда Трампа, который также и во время разговора с федеральным канцлером Ангелой Меркель в пятницу опять жаловался на якобы имеющую место нечестность в отношении США. Что, например, Европа внутренне отстранилась от соглашения о свободной торговле TTIP, которое обговаривалось в течение нескольких лет и было спорным в Германии, и которое должно было установить глобальные стандарты для мировой экономики. Соглашение с Японией должно стать началом более сильной кооперации с Азией, к которой должны будут присоединиться дальнейшие торговые соглашения.


Для Японии отказ Трампа от торгового соглашение ТРР стал тяжелым поражением. ТРР охватывал наряду с США и Японией десять других наций тихоокеанского региона, таких как Вьетнам, Австралия и Мексика. Но не Китай, чье стремление к власти в Азии Япония должна тормозить с помощью ТРР. «С Японией получилось так, как с ЕС, при президенте Трампе США не являются более надежными партнерами в мировой торговле», — анализирует Кора Юнгблют из Фонда Bertelsmann. Скорейшее заключение торгового соглашения ЕС с Японией, второй по величине экономической державой в Азии, по ее мнению, было бы важным политическим сигналом другим азиатским странам: в то время как США отходят на второй план, Европа усиливает свою активность и показывает, что как и прежде существуют альтернативы Китаю.


Поднебесная пытается после провала тихоокеанского соглашения ТРР собрать другие азиатские страны под своим торговым соглашением под названием RCEP — на своих условиях. В то время как правительство в Пекине хочет сделать этот договор скорее классическим, правительство в Токио впервые отчетливо возразило. Токио не хочет, чтобы ему диктовали условия и стремится к более всеобъемлющему соглашению, к которому потом могли бы присоединиться другие государства и вне Азии — например, в конце концов, и США.