Дональд Трамп ужасен. Тем не менее у него есть одна черта, которая могла бы пойти Бразилии на пользу.

Я имею в виду угрозы избранного президента в адрес автопроизводителей General Motors, Ford и Toyota в попытках заставить их перенести заводы из Мексики обратно в США.

Это правда, что многие из твитов Трампа чистая бравада, как показал обширный репортаж Washington Post, где приводятся наиболее ранние угрозы, озвученные еще во время избирательной кампании.

Как бы то ни было, даже это издание, выступающее ожесточенным критиком кандидата, признает, что Трамп сохранил 700 рабочих мест, которые Ford передал бы в Мексику — учет, который ограничиваю лишь твитами этой недели.

Это в общем-то пустяк для страны, которая только в декабре, еще при президенте Бараке Обаме, прибавила 156 тысяч рабочих мест к уже существующим.

Однако если бы потенциальный бразильский Дональд Трамп действовал аналогичным образом — и не только через Твиттер — он мог бы помочь спасти большее число рабочих мест.

В конце концов, как в подробностях сообщает газета штата Парана Gazeta do Povo, наш нищий сосед Парагвай привлек 124 промышленных предприятий с тех пор, как в 1997 году издал так называемый закон «lei da maquila» (само название указывает на слепок с мексиканской системы на границе с США).



Что их привлекает? Всего лишь однопроцентный налог для тех, кто экспортирует 100% производства.

Для сравнения с теми 700 рабочими местами, что Ford решил не дарить Мексике: на 124 предприятиях, перенесенных в Парагвай, заняты 11 тысяч 300 рабочих, большинство из которых (6 тысяч 700) получили работу с 2014 года.

Сам собою встает неизбежный и простой вопрос: стоит ли вводить протекционизм, столь активно пропагандируемый Дональдом Трампом?

Признаюсь, было время, когда мне симпатизировала политика такого рода, но с тех пор мир и способы производства изменились настолько радикально и стремительно, что теперь, кажется, она более не имеет смысла.

В конце концов, как пишет Economist на этой неделе: «Смартфон может быть спроектирован и разработан в Калифорнии, а собран в Китае с использованием компонентов, изготовленных или разработанных в полудюжине стран Азии и Европы, а основным материалом будут африканские металлы».

И кого тут от кого защищать? В отношении конкретного случая Трампа против Мексики журнал отмечает, что каждый доллар мексиканского экспорта включает около 40 центов внедренного производства США.

Возникает второй вопрос: существует ли вероятность того, что правительство Бразилии — нынешнее или будущее, все равно — выберет протекционистские меры, которые выйдут за рамки так называемого «мейнстрима»?

Преимущество Трампа в том, что у него нет идеологии, а его страна обладает невиданной силой. И потому он может позволить себе подобные выходки без особого риска. В Бразилии у нас в поле зрения пока нет ни одного политика (или хотя бы «аутсайдера»), способного избежать основного течения.

Всегда есть риск превратиться в Венесуэлу, самого слабого соседа в регионе. Однако масштаб бразильского кризиса требует смелых и нестандартных решений.