В течение более четырех лет Башар Асад не мог подавить повстанцев, стремившихся сврегнуть его режим в Сирии. Даже наиболее брутальные методы, использованные сирийским диктатором — применение химического оружия против мирных граждан и резня, устроенная им в различных городах страны — не принесли успеха. Помощь, полученная им от Ирана («Хезболла» и Корпус стражей иранской революции) не принесли Асаду победу. И тогда появился Владимир Путин, приказавший российской армии использовать истребители и ракеты дальнего радиуса действия, убивающие всех граждан без разбора. Правила игры немедленно изменились. Асаду было гарантировано выживание Во всяком случае на данный момент.


Когда Путин вступил в игру? Когда выяснилось, что Соединенные Штаты не намерены заполнять стратегический вакуум, возникший в Сирии. Когда российский лидер увидел, как Асад игнорирует «запретную линию», провозглашенную Обамой. Когда массовые убийства в Сирии, приобретшие невиданный со времен Второй мировой войны размах, повлекшие за собой грандиозные жертвы, продолжились при полном бездействии США (и всего остального мира), не желавших использовать силу, чтобы положить конец кровопролитию.


(запрещенная в России организация — прим. ред.), Эрдоган может пожалеть о своем решении.


Когда Обама стал президентом, у него уже была сформированная доктрина в отношении Ближнего Востока. Он не позволял фактам испортить свою стройную теорию. Более всего его беспокоило израильское строительство за линией прекращения огня 1949 года, включая восточные районы Иерусалима. Он хотел преподнести израильтянам урок. Он решил вывести американскую армию из Ирака, протянуть руку дружбы мусульманским странам, признать Иран, управляемый аятоллами, который, по мнению Обамы, должен был стать доминирующей силой в регионе.


В условиях подобной политики глава палестинской автономии Абу-Мазен не мог, разумеется, вести переговоры с Израилем, пока тот строит на территориях. Однако полный отказ от строительства за «зеленой чертой» не был бы возможен ни при одном израильском правительстве. Поэтому Аббас обратился в ООН. Когда Обама отказался накладывать вето на антиизраильскую резолюцию, палестинский лидер одержал тактическую победу, которая оказалась Пирровой. Последняя резолюция станет еще одним барьером на пути к прямым переговорам, если они состоятся.


После вывода американских войск из Ирака эта страна превратилась в теплицу для «Исламского государства», и Иран начал брать это государство под свой контроль. Теперь Тегеран, подписавший выгодный для него договор с Западом, предпринимает огромные усилия для усиления своего влияния на всем Ближнем Востоке.


Но самое страшное наследие политики Обамы на Ближнем Востоке — это полмиллиона граждан, погибших в Сирии, и миллионы людей, вынужденных бежать из своей страны.