Лондон — Президент Трамп резко раскритиковал Германию, являющуюся членом НАТО, еще до начала саммита этого альянса, который стартовал в Брюсселе в среду, 11 июля. Суть его критики сводилась к давним разногласиям в вопросах коммерческих и стратегических отношений с Россией.


Во время рабочего завтрака с генеральным секретарем НАТО Йенсом Столтенбергом (Jens Stoltenberg) Трамп отступил от дипломатического протокола и раскритиковал отношения Германии с Россией.


«На мой взгляд, Германия является заложницей России, потому что она получает от России значительную часть своих энергоресурсов, — сказал он. — То есть мы должны защищать Германию, но при этом они получают энергоресурсы от России».


В своем вежливом, но довольно твердом ответе канцлер Германии Ангела Меркель заявила, что Германия «может вести свою собственную политику и принимать свои собственные решения».


Ниже приведены конкретные факты и мнения экспертов по этому вопросу.


Действительно ли Германия импортирует большие объемы природного газа из России?


Да, но не так много, как утверждает президент.


Германия — крупнейший в мире импортер природного газа, если верить данным немецкого Федерального института наук о земле и природных ресурсов. Россия — это страна, обладающая самыми большими запасами природного газа.


Почти половина того природного газа, который был поставлен в Германию по газопроводам в прошлом году, прибыла из России. Для Германии, как и для многих других стран Евросоюза, Россия является основным поставщиком природного газа и нефти. Природный газ — это тот вид топлива, доля которого в импорте Германии из России является наибольшей — доля нефти составляет примерно 40%, доля угля — примерно 30%.


Г-н Трамп заявил, что Германия «будет получать от 60 до 70% своих энергоресурсов из России».


В действительности таков общий объем требующихся Германии энергоресурсов, которые она закупает у других стран, но даже ее газовый рынок является весьма диверсифицированным. Большую часть оставшегося газа Германия закупает у Нидерландов и Норвегии.


Новая ветка российского газопровода «Северный поток», упомянутая г-ном Трампом, вероятно, приведет к увеличению доли природного газа, закупаемого Германией у России, но не до такого уровня, о котором говорил г-н Трамп.


Одни только показатели объемов импорта не могут проиллюстрировать степень зависимости страны от конкретного поставщика природного газа, как сказал Джонатан Стерн (Jonathan Stern), основатель программы «Нейчирал газ ресерч» (Natural Gas Research) в Оксфордском институте энергетических исследований.


«Европа, особенно северо-западная часть Европы, превратилась в регион, где ведется активная торговля газом», — сказал он в среду, 11 июля, добавив, что никто не может точно сказать, где именно используется газ, поступающий из того или иного источника.


За последние пять лет в странах Евросоюза увеличилось потребление природного газа, и они зачастую предпочитают газ, поставляемый по газопроводам, сжиженному природному газу (последнее позволило бы им существенно расширить список поставщиков). Но они также стараются наращивать свои запасы природного газа на случай, если Россия снова решит прекратить поставки, как она уже делала в 2009 году.


Является ли Германия «заложницей» России?


Не совсем.


Немцы относятся к России более благосклонно, нежели американцы. И американские администрации уже очень давно жалуются на зависимость Германии от российского природного газа, хотя г-н Трамп стал делать это гораздо более резко и откровенно. Но Германия согласилась ввести жесткие санкции против России несмотря на то, что они могли серьезно навредить немецкому бизнесу, — и немецкие компании смирились с этим.


В прошлом году немецкий производитель «Сименс» (Siemens) прекратил поставки оборудования для электростанций своему российскому партнеру, когда стало известно о том, что он поставляет их в Крым, который к тому моменту уже был спорной территорией.


«Германия отказывается признавать, что крупные энергетические проекты также несут в себе политическую составляющую, — сказал Марко Джули (Marco Giuli), аналитик Центра европейской политики (European Policy Center). — С точки зрения немецкой стороны, здесь нет никаких противоречий. Германия считает, что энергетическая политика — это полноценный компонент торгово-экономической политики и что решения должны приниматься коммерческими субъектами».


Одним из таких проектов стало строительство новой ветки газопровода «Северный поток», по которой природный газ будет поставляться в Германию, минуя территорию восточноевропейских стран, включая Украину. Этот проект встретил мощное сопротивление со стороны стран Восточной Европы и США.


Многие опасаются, что, завершив строительство этого газопровода, Россия перестанет поставлять газ в Восточную Европу и продолжит продавать его только Германии и Западной Европе.


По мнению г-на Стерна из Оксфордского института энергетических исследований, эти страхи не имеют под собой никаких оснований, потому что потребности Германии превышают запланированную мощность новой ветки, и, если прекратить поставки по одной ветке газопровода, это неизбежно скажется на другой.


Кроме того, Европа — это главный рынок для российского природного газа. Если Россия прекратит поставки своего газа туда, это очень дорого ей обойдется.


Действительно ли США «защищают» Германию?


Это сложный вопрос.


Г-н Трамп предположил, что десятки тысяч американских военнослужащих, находящихся в Германии, возможно, не оправдывают потраченных на них средств. США уже давно предлагают существенно сократить численность американского контингента в Германии.


Сейчас президент, по всей видимости, пытается сделать дополнительный акцент на своих заявлениях о военных расходах стран НАТО. Однако, когда он говорит, что США тратят на нужды альянса больше, чем любой другой его член, он забывает упомянуть о том, что Америка расходует свои средства на свою собственную оборону.


Проанализировав подобные заявления, сделанные г-ном Трампом в прошлом году, издание «Нью-Йорк Таймс» (New York Times) пришло к выводу, что американский президент не делает различий между двумя совершенно разными вещами, а именно между бюджетом НАТО, покрывающим общие гражданские и военные нужды, и планкой в 2% от ВВП, которые каждый член НАТО обязан будет расходовать на свою армию к 2024 году.


Пока только четыре страны НАТО достигли этой цели — это США, Польша, Соединенное Королевство и Эстония. Остальным придется приложить немало усилий для того, чтобы их догнать.