Начнём с того, что политика — это своего рода «язык интересов», который способствует реализации интересов государств и отражает их прагматизм. Именно прагматизм сегодня побуждает всех ближневосточных игроков искать «поэтапные» решения для защиты от разгорающегося в регионе пожара и крупных военных проектов, направленных на то, чтобы устроить «адский» хаос на Ближнем Востоке. Таким образом, вполне естественно, что сегодня мы слышим о совпадении (в определённой степени) взглядов и мнений некоторых региональных государств касательно того, что происходит в арабском мире, а также между глобальными силами, влияние которых на Ближнем Востоке растёт. На этот раз цель состоит в том, чтобы избежать эскалации кризисов, с которыми сталкивается регион, а также ухудшения экономической, политической и социальной ситуации в некоторых его странах. Эти факторы заложили основу для нового сближения между Амманом и Москвой в будущем.



Конечно, здесь следует отметить, что эта конвергенция, если она превратится в реальное партнерство, положит начало новому этапу в развитии региональных событий и заново «смешает все карты», способствуя конструктивной работе над поиском решений ближневосточных проблем.


Тем не менее есть ряд факторов, ограничивающих российско-иорданское сближение. Это в первую очередь касается противодействия со стороны Соединённых Штатов и некоторых стран Персидского залива. Так, усиливается внешнее давление на иорданский режим с целью предотвратить его сближение с Россией и Ираном. Кроме того, в последнее время стали возникать противоречия между лицами, принимающими решения в самом королевстве. Эти противоречия свидетельствуют о действительной необходимости отказа Иордании от следования политике Соединённых Штатов и стран Персидского залива в пользу Москвы и Тегерана. Это изменит соотношение союзов Иордании в свете быстроразвивающихся событий на Ближнем Востоке. И сегодня в некоторых кругах иорданского руководства начинают говорить о необходимости арабо-иранской координации, которая может способствовать прекращению этно-конфессиональных конфликтов в регионе, а также о необходимости координации между арабами и Россией с целью нахождения путей урегулирования региональных кризисов.

© РИА Новости, Виталий Белоусов | Перейти в фотобанк
Министр иностранных дел РФ Сергей Лавров и министр иностранных дел Иордании Айман Сафади во время подписания совместных документов в Аммане. 11 сентября 2017


Здесь следует подчеркнуть тот факт, что некоторые лица, принимающие решения в Иордании, стали предпринимать реальные шаги в этом направлении, чтобы режим постепенно смог выйти из зоны влияния ряда стран Персидского залива, в первую очередь Саудовской Аравии, и расширить свои связи с другими региональными и международными игроками. В настоящее время появляются все новые свидетельства того, что иорданское государство находится в нестабильном с точки зрения политики и безопасности географическом окружении — Палестина, Ирак, Сирия — и сталкивается с рядом серьёзных внутренних политических и экономических проблем.


Все это в определённой степени способствует совпадению взглядов иорданского и российского руководства по региональным вопросам. Обе страны осознают опасность угроз на нынешнем этапе, когда в регионе разворачиваются важные и неоднозначные события. Пусть и временно, но это подталкивает две страны к сотрудничеству.


В завершение нужно отметить, что, по мнению наблюдателей, российское и иорданское государства обладают некоторыми преимуществами, благодаря которым они способны взаимодействовать с региональными державами в целях спасения региона от хаоса, однако необходимо, чтобы это сближение превратилось в полноценное партнёрство. Для этого обеим сторонам нужно ещё много работать, а иорданскому руководству придётся принять множество сложных решений, связанных с тем, что королевство все ещё находится в орбите влияния Соединённых Штатов и стран Персидского залива.