Николай II был убит вместе с женой и пятью детьми в подвале того самого дома в Екатеринбурге, в котором большевики четыре месяца держали его и его семью. По приказу из Москвы их расстреляли и добили штыками, а их изуродованные тела сожгли.


Так в целом выглядит общепринятая версия, основанная на убедительных доказательствах, которые были собраны множеством специалистов. Однако Русская православная церковь продолжает задавать дополнительные вопросы, заставляющие предположить, что она подозревает некий чудовищный заговор.


Действительно ли эксгумированные останки принадлежали царской семье? Если нет, то кто из нее был убит и где они были похоронены?


В конце прошлого года церковные иерархи стали делать новые зловещие намеки, предположив, что расправа над Романовыми могла быть «ритуальным убийством». Эта фраза напоминает о клеветнических наветах, бывших частью тех преследований, которым подвергались российские евреи в царские времена.


На сей раз о ритуальном убийстве заговорил епископ Тихон Шевкунов. 27 ноября в своем выступлении на организованной церковью конференции он призвал вновь рассмотреть обстоятельства убийства Романовых. Сидя рядом с патриархом Кириллом, главой церкви, епископ заявил, что его позицию разделяют многие члены комиссии, расследующей убийство царя с 2015 года. Представитель Следственного комитета, главного российского государственного органа, занимающегося ведением следствия по уголовным делам, сразу же согласился, что нужно привлечь экспертов и провести «психологический и исторический анализ».



Многие русские — особенно это относится к членам радикальных националистических группировок — воспринимают обвинение в ритуальном убийстве как часть вполне определенной конспирологической теории. Она предполагает, что убийство Романовых было не преступлением большевиков, а результатом иудео-масонского заговора, религиозным ритуалом жертвоприношения, символизировавшим убийство русского народа.


Разумеется, у таких обвинений намного более длинная история. Из-за характерного для времен царизма неистового антисемитизма убийства христианских детей при темных обстоятельствах часто приписывались евреям, которых ложно обвиняли в том, что они нуждаются в детской крови для своих обрядов. Это и был печально известный «кровавый навет».
Эта тлетворная ложь порождала в России особенно жестокие антиеврейские выступления, из-за которых в международный лексикон вошло отвратительное слово «погром». Один из самых ужасных погромов разразился в Кишиневе (нынешней столице Молдавии) 17 апреля 1903 года, на Пасху, после того, как антисемитские организации обвинили местных евреев в «ритуальном убийстве». Власти два дня ничего не делали, чтобы остановить буйство пьяной толпы. Погибли 49 евреев, более 500 были ранены, точное количество изнасилованных женщин остается неизвестным.


Спустя три недели великий российский писатель и гуманист Лев Толстой обвинил правительство России в распространении лжи и насилия. Госдепартамент Соединенных Штатов и британское министерство иностранных дел направили России ноты протеста, а президент Теодор Рузвельт упрекнул в своем письме лично царя Николая. Однако тот продолжал хранить молчание, хотя волна погромов не прекратилась и в период между 1903 и 1905 годами унесла жизни более чем 2000 евреев. Десятки тысяч российских евреев бежали из страны — в основном в Соединенные Штаты или в контролировавшуюся Османской Империей Палестину.


Зачем же сейчас воскрешать идею ритуального убийства? Не стал ли епископ Тихон путинским Распутиным? В современной России, в которой политика непрозрачна, можно только строить догадки. Вполне возможно, что разжигание традиционного антисемитизма — это уловка Кремля, нацеленная на привлечение симпатий ультраправых русских националистов в преддверии президентских выборов, которые назначены на март. В конце концов, игра на русском национализме хорошо сработала в ходе президентской кампании г-на Путина в 2012 году. Почему бы не прибегнуть к эффективной тактике снова?


Как бы то ни было, факт заключается в том, что Кремль сейчас больше чем когда-либо полагается на церковь, выпуская на волю фундаменталистские силы и превращая политическую кампанию в борьбу за духовные ценности. И в самом центре кремлевских усилий по пропаганде патриотизма находится епископ Тихон, председатель Патриаршего совета по культуре и член совета по культуре при президенте.


В последние годы он организовывал в легендарном московском выставочном зале «Манеж» выставки, прославляющие имперское прошлое России. Последняя такая выставка под названием «От великих потрясений к Великой Победе» открылась в 2015 году. На ней Сталин был представлен в положительном свете — как победоносный лидер, сделавший Советский Союз великой державой. Если учесть время проведения выставки — вскоре после российской аннексии Крыма и военного вмешательства России на Украине, — невысказанная идея о том, что г-на Путина нужно считать точно таким же героическим защитником страны, просто витала в воздухе.


Недавно епископ Тихон возглавил широкомасштабный проект под названием «Россия — моя история». Это сеть центров по продвижению патриотического подхода к истории, созданная для «укрепления традиционных ценностей и создания единого подхода к российской истории». Проект щедро спонсируется российским газовым и медийным гигантом Газпромом. В его рамках соответствующие центры были основаны в нескольких российских городах, в том числе в Казани.


Зачем открывать святилище пропаганды, предлагающее сугубо русскую версию историю, в этом городе? Казань — столица Татарстана, занимающего первое место в России по численности населения среди регионов, в которых этнические русские составляют меньшинство. Большинство его населения- мусульмане и этот факт отвечает некоторым общим тенденциям.


В прошлом июне Москва не стала продлевать заключенное в 1994 году соглашение, которое предоставляло Татарстану значительную автономию. Она также ограничила преподавание татарского языка в школах двумя часами в неделю.


Прочие нерусские регионы также пережили аналогичные перемены. Это наглядно демонстрирует, что Кремль и церковные власти, столкнувшись с сокращением этнически русского населения и ростом числа мусульман, начали кампанию по русификации в надежде сделать многонациональную Российскую Федерацию более однородным национальным государством, объединенным русским народом и православной церковью.


Разумеется, этому существует очевидная альтернатива — сделать Россию полноценной федерацией и предоставить нерусским регионам реальную власть и реальный политический голос. Однако это ослабило бы влияние становящегося все более самодержавным путинского Кремля. Поэтому г-н Путин предпочитает пытаться оседлать волну русского национализма, христианского фундаментализма и антисемитизма, подобную той, которая сто лет назад помогла Российской Империи дойти до войны и революции, ставших для нее катастрофой.


Отворачиваясь от уроков прошлого, церковь и государство вновь высвобождают зловещие силы правого экстремизма и — рука об руку — шагают в мрачную неизвестность.


Майкл Ходарковски — профессор истории Университета Лойолы в Чикаго, в настоящий момент работает над книгой о России в 20 веке.