Успех встречи сирийской оппозиции в Эр-Рияде в период между 22 и 24 ноября окажет сильное давление на Москву, которая твёрдо стоит на своей позиции по поводу смены режима в Сирии


Россия не смогла полностью урегулировать сирийский конфликт политическим путём, и она явно не сумела привлечь оппозицию к участию в конференциях, которые она организовала на своих условиях без предварительной координации с заинтересованными сторонами, такие как Конгресс народов Сирии в Сочи, позже переименованный в Конгресс национального диалога, ведь оказалось, что в Сирии не множество народов, а один.


Российское предложение отклонило большинство приглашённых для участия групп сирийской оппозиции, а также заинтересованных стран. Даже режим и Иран сделали оговорки в отношении пунктов новой конституции и выборов под наблюдением ООН, побудив россиян удалить список приглашенных с сайта МИД России. До этого было также объявлено о намерении провести конференции в Хмеймиме и аэропорту Дамаска. Недавний раунд в Астане провалился, поскольку Россия не достигла своей цели в связи с отказом американцев и европейцев обсуждать политические вопросы и неспособностью режима вести переговоры по проблеме задержанных и пропавших без вести. Кроме того, Иран поддерживает развертывание турецких сил в Идлибе, что является угрозой для российских достижений в Сирии, связанных с созданием четырёх зон деэскалации. Не стоит забывать и о недавних российско-американских разногласиях, угрожающих режиму перемирия на юге страны.



Такое впечатление сложилось в результате российского убеждения в том, что американцы потеряли интерес к сирийскому вопросу, особенно в течение последних шести месяцев, когда они прекратили поддержку некоторых фракций, посчитав достаточными успехи Военного совета Дейр-эз-Зора и «Демократических сил Сирии» на востоке и северо-востоке страны.


На самом деле Соединённые Штаты по-прежнему обладают большим влиянием в Сирии, но при этом не несут каких-либо материальных издержек и человеческих потерь. Американцы и их союзники установили контроль над нефтяными месторождениями на северо-востоке и востоке страны, на долю которых приходится 70 процентов всей добычи нефти в Сирии (385 тысяч баррелей в сутки). Вдобавок к этому они контролируют фосфатные месторождения и плодородные угодья.


Таким образом, сирийский режим и Россия будут лишены контроля над этими богатствами, что угрожает привести к экономическому дефициту в тех регионах, которыми они управляют, и потерей Россией ведущей роли в процессе восстановления Сирии.


Американцы также поручили группировкам на юге страны не открывать контрольно-пропускной пункт «Насиб», чтобы усилить экономическое давление на Россию и режим Асада.


Мы наблюдаем стремление американцев и европейцев продлить мандат совместного механизма по расследованию (СМР) случаев применения химического оружия в Сирии, в том числе, что касается предполагаемой ответственности сирийского режима за бомбардировку Хан-Шейхуна с использованием зарина. Затем де Мистура предложил им провести новый раунд переговоров в Женеве 28 ноября после того, как 25 октября Тиллерсон сказал в своём заявлении, что правление семьи Асада приближается к концу, и главный вопрос заключается в том, как ускорить этот процесс.


Все это подтолкнуло Путина наспех объявить о проведении «импровизированных» конференций, пытаясь в гонке против времени, использовать свои достижения в Сирии, в том числе хрупкое перемирие в зонах деэскалации.

Хотя в заявлениях Россия по-прежнему признает приверженность женевскому процессу и резолюции ООН № 2254, сначала она хочет навязать реальность на местах, заявить о победе режима и восстановить его контроль над территорией, и поэтому не хочет объяснять свою позицию касательно вопроса о переходном правительстве, обладающем исполнительными полномочиями (что будет означать смену власти), на создании которого настаивают американцы и европейцы. В отношении этого пункта международные резолюции отвечают их интересам.


С 2012 года российская дипломатия стремится привлечь на свою сторону сирийскую оппозицию, а также создать лояльные Москве платформы, однако ей удалось достичь успеха лишь в привлечении тех групп, которые ориентированы на сирийский режим, и отдельных лиц, чей голос недостаточно весом при принятии политических решений.

Россия допускает ошибку в том, что пренебрегает интересами региональных и мировых держав, поддерживающих различные оппозиционные структуры. В первую очередь она должна рассматривать их в качестве политических партнеров, но в настоящее время оппозиция планирует принять участие во встрече в Эр-Рияде, которая состоится в период между 22 и 24 ноября, и успех этой встречи окажет огромное воздействие на Москву.


Москва по-прежнему занимает непримиримую позицию в отношении смены власти в Дамаске, в этот раз сделав ставку на Иран и Турцию как на союзников, которые также находятся под сильным давлением со стороны США и вслед России выступают против расширения присутствия «Демократических сил Сирии» на северо-востоке страны. Это подтолкнуло ее назначить на 22 ноября проведение трехстороннего саммита в Сочи.



Россия нуждается в Иране в Сирии, чтобы покрыть недостаток в человеческих ресурсах, имеющихся в распоряжении режима Асада. До этого она заверила Израиль и Запад в том, что будет способствовать сокращению иранского присутствия в Сирии, особенно на южной границе, вела борьбу против Ирана внутри сирийского режима, чтобы ограничить иранское влияние, взяла под контроль Хомс и навязала перемирие. Однако недавно усилившееся влияние со сторона США вновь подтолкнуло Москву к своему иранскому союзнику, что подтверждает заявление министра иностранных дел России Сергея Лаврова о том, что Иран не является иностранной силой.


Аналогичным образом, Иран вынужден укреплять свой союз с Россией после давления со стороны США и стран Персидского залива в связи с ситуацией в Сирии, Йемене и Ливане, отказа Дональда Трампа признавать приверженность Ирана ядерной сделке и введения новых экономических санкций.


Постоянно меняющаяся обстановка в Сирии указывает на то, что региональный конфликт вокруг Сирии продолжится, и, возможно, в стране возобновятся боевые действия, если только Россия не откажется от своего высокомерия, не пойдёт на сотрудничество с другими игроками, не будет способствовать снижению роли Ирана в Сирии и не признает необходимость смены власти в соответствии с международными резолюциями.