Киев — Наступление на русский язык на Украине продолжается по всем фронтам. После скандального закона об образовании, принятого Верховной радой и согласно которому национальные меньшинства будут лишены права обучаться на родном языке, в первую очередь речь идет о румынских и венгерских этнических группах, неумные украинские националисты продолжают выискивать, где и кто еще смеет говорить вслух на «великом и могучем». И, как правило, находят, устраивая «инакомыслящим» чистки похлеще сталинских. На этот раз нешуточный скандал разгорелся на Западной Украине — в Ивано-Франковской области, где директора школы м обучением на польском и русском языках едва не довели до сердечного приступа. Что примечательно, на защиту педагога встали даже родители, но местная власть в лице ультра-наци-патриотов из партии «Свобода» намерена если не загнать директора в гроб, то сделать ее жизнь невыносимой.


Департамент образования — директору школы: «Вот тебе листок и вот тебе ручка, и пиши заявление…»


Скандал разгорелся в середине сентября 2017 г. в общеобразовательной школе №3 г. Ивано-Франковск. Директор учебного заведения — Светлана Долгова, которая проработала на своей должности более 20 лет, обвинила Департамент образования и науки Ивано-франковской мэрии в предвзятости и давлении. Эта школа — одна из немногих на Западной Украине, где преподавание чудом сохранилось на русском языке. Кроме этого учатся дети также на украинском и польском языках. Здесь учатся почти 900 учеников разных национальностей. Кроме украинцев — армяне, татары, русские, евреи, поляки, грузины и даже немцы. И до сих пор в голову никому не приходило раздувать скандал не на почве качества образование, а по языковому признаку. Спустя две недели директор была вынуждена написать заявление об увольнении «по собственному желанию».


«Я шла с заявлением о котором не знал никто в школе. Я его написала, ну, это не было то давление, когда говорят — садись, вот тебе листок и вот тебе ручка, и пиши, это не этот было давление, это были такие условия, в которых я работала», — объясняет Светлана Долгова.


Этот шаг стал полной неожиданностью, как для учителей, так и для родителей. На общем собрании директора уговорили одуматься и забрать заявление. Но в Департаменте образования заявили, что обратной силы у заявления нет. Разгневанные родители буквально ворвались в кабинет директора Департамента Игоря Смаля, но также отказал им в восстановлении директора в должности. Кстати, чиновник является членом националистической партии «Свобода», идеология которой на дух не переносит русский язык.


«Он так и сказал: я решение своего не меняю и предложил участвовать Светлане Владимировне в конкурсе, он на контакт с нами не шел, выбежал из зала, ну просто нас проигнорировал», — рассказывает председатель попечительского совета школы №3 Зоряна Свитна.


Родительский комитет школы утверждает, что бывшие выпускники — это элита Украины, школа с многолетними традициями всегда была многоязычной и менять сегодня директора просто недопустимо.


Руководство боится признать гонения по языковому признаку


По словам СДолговой городское руководство и ее непосредственное начальство будет выкручиваться из ситуации, как может. Но никогда не признает, что реальные репрессии в отношении ее связаны именно с языком. Да и доказать это сейчас будет крайне сложно.



Но она уверена — все проблемы у нее начались именно из-за русского языка. Ей не раз приходилось слышать от чиновников различные упреки по этому поводу. Но руководство, естественно, все обвинения отвергает.


«По моему убеждению, не знаю чья, не знаю с какой целью, но это провокация. Если просьба заменить в школе все таблички и вывески, написанные на русском языке — на украинский, считать давлением или каким-то предвзятым отношением ну тогда так и есть», — оправдывается директор департамента образования и науки Ивано-Франковского горсовета Игорь Смаль.


Мэр Ивано-Франковска, представляющий более чем неонацистскую, а не националистическую партию «Свобода», Руслан Марцинкив все же пообещал учителям и родителям, что встретится с ними и якобы разберется в ситуации. А пока попечительский совет школы готовит обращение в прокуратуру и суд о давлении и незаконном увольнении директора.


Чуть позже Департамент образования и науки сменил свое решение в отношение Светланы Долговой, оставив ее работать в школе на должности простого учителя, но со статусом «исполняющая обязанности директора» пока не будет проведен конкурс и избран новый директор. По совету родительского комитета она все же решила подать иск в суд с требованием аннулировать приказ руководства об увольнении и восстановить ее в должности директора школы. Также, как это принято в случаях явно незаконного увольнения, она просит суд компенсировать ей разницу в зарплате, так как в связи с приставкой «и. о.» ей значительно понизили ставку. О компенсации же морального ущерба или защите чести и деловой репутации речь пока не идет, но С. Долгова вполне может на рассчитывать. Иск от директора школы судья Ирина Пастернак приняла и назначила первое судебное слушание на 31 января 2018 г.


Ради своих интересов Европа закроет глаза на преследование русских


Этот вопиющий случай нарушения на Украине конституционных прав русскоязычной диаспоры, общины, называйте это как хотите, является далеко не единственным. Кто-то молчит, кто-то пытается отстаивать права, но не всем удается привлечь внимание широкой общественности к этой проблеме, так как сегодня украинские СМИ ее практически не «замечают». И чаще делается это сознательно: проблема не освещается — значит ее нет.


После скандального закона «Об образовании» и угроз со стороны Венгрии и Румынии, президент Украины Петр Порошенко пошел на попятную и согласился на анализ этого закона Веницианской комиссией. Но, что самое интересное — запрет обучать детей на родном языке сохранился только для русскоязычных. Во время своего визита в Бухарест глава МИД Украины Павел Климкин заявил, что для европейских языков будет сделана поблажка:


«Уже на сегодня в законе мы сделали исключение для языков Европейского союза. Предметы могут также изучаться и на языках ЕС. Это четко прописано в образовательном законе», — заявил министр иностранных дел.


Чтобы не терять окончательно лицо, украинская власть придумала обходной маневр. Закон «Об образовании» меняться не будет, но будут приняты подзаконные акты и отдельный закон «О среднем образовании», которые позволят детям национальных меньшинств учиться в школе на родном языке. Всем, кроме русских. Собственно говоря, вся эта реформа образования и была затеяна для того, чтобы лишить русскоязычную часть населения Украины права учить своих детей на родном для них языке. А таковых, кстати, по данным исследование института Гэллапа в стране насчитывается порядка 82%.


По словам Директора украинского Института анализа и менеджмента политики Руслана Бортника прежде всего нужно сейчас дождаться выводов ПАСЕ. Хотя уже очевидно, что отступать от насильственной «украинизации» официальный Киев не намерен.


«Выводы этой комиссии всегда двоякие, будут выявлены позитивные и негативные стороны. Но весной на Украине начнется избирательная кампания. Президент Порошенко не захочет конфликтовать с правыми, он рассматривает их как свою целевую аудиторию. Поэтому сегодняшние обещания Климкина — это в большей мере политическая игра. Не стоит ожидать существенных изменений в это законодательство», — отметил эксперт.


Президент Российской ассоциации международного права Анатолий Капустин считает, что как только Украина договорится с европейскими странами о смягчении языковых ограничений для их представителей, Евросоюз закроет глаза на нарушение прав русских.


«Раз в два года генсеку Совета Европы подаются доклады по этому поводу. Иных юридических процедур нет. У остальных сторон хартии нет прав делать что-либо против государств, не выполняющих ее положения. Поэтому можно оказывать только дипломатическое давление. Комитет министров СЕ может на основе докладов выпускать лишь рекомендации. Поэтому усилия Венгрии и других стран, которые критикуют Украину, направлены лишь на то, чтобы побудить Евросоюз оказать коллективное политическое дипломатическое давление. Ставка делается на то, что в каждом государстве лица, чьи языковые права ограничиваются, могут обращаться в местные национальные суды», — отметил Капустин.