Процесс урегулирования карабахского конфликта остается приостановленным. Сопредседатели Минской группы ОБСЕ на протяжении последних месяцев активно работают в направлении организации новой встречи президентов Армении и Азербайджана (последняя встреча состоялась в июне 2016 года), и в конце концов в начале октября в результате регионального визита они получили согласие обоих президентов.


Однако, после регионального визита сопредседателей и достижения договоренностей о предстоящей встрече президент Азербайджана Ильхам Алиев девятого октября во время заседания кабинета министров заявил, что переговоры по урегулированию карабахского конфликта возобновляются без каких либо предусловий. По его словам, Армения, выдвигая различные предусловия, стремилась провалить возобновление переговоров, но сейчас вынуждена отказаться от этой политики.



Возникает вопрос — почему Алиев накануне возобновления переговоров решился на такое провокационное заявление? Учитывая характерное для азербайджанских властей поведение в таких ситуациях, можно предположить, что Алиев намерен таким образом нанести удар по переговорному процессу. Четко понимая, что Азербайджану не удастся путем переговоров достичь реализации своих максималистских целей (которые на протяжении многих лет навязывались азербайджанскому обществу посредством государственной пропаганды), Алиев намерен провалить очередные переговоры. Но не просто провалить, а сделать это руками Армении, то есть накануне предстоящей встречи своими провокационными заявлениями подтолкнуть армянскую сторону на деструктивное поведение, например, отказ от встречи.


Кроме попыток воздействовать на переговорный процесс, заявление Алиева таит в себе также некоторые сигналы, направленные на азербайджанское общество. Уже на протяжении четырнадцати лет единолично правящий Алиев достаточно хорошо владеет техникой манипулирования общественными настроениями. И как в прошлом, так и сейчас он попытался показать своему обществу, что якобы Азербайджан диктует правила в переговорного процесса, а армянская сторона вынуждена смириться с ситуацией. Хотя именно азербайджанское общество было основной целью этих заявлений, но учитывая современные темпы распространения информации, нельзя исключать, что рассматривалась также возможность наращивания негативного эмоционального фона в армянском обществе, о чем свидетельствует широкое распространение выступления Алиева на нескольких языках.


Намерение Алиева воздействовать на переговорный процесс демонстрирует также очередной рост напряжения на армяно-азербайджанской и карабахско-азербайджанской границах. Десятого октября в следствие нарушения режима прекращения огня Азербайджаном погиб солдат армянской армии. В последние годы Азербайджан всегда идет на повышение напряженности на границах накануне встреч с президентом Армении, с целью оказания давления на армянскую сторону или подталкивания ее на провал переговорного процесса.


Что касается венских и санкт-петербургских договоренностей, то можно однозначно утверждать, что они продолжают оставаться в повестке. О необходимости внедрения механизма расследования инцидентов, расширения офиса специального представителя действующего председателя ОБСЕ, вывода снайперов с прифронтовой линии и других мер укрепления атмосферы доверия многократно говорилось не только со стороны сопредседателей Минской группы ОБСЕ, но и министров иностранных дел стран-сопредседателей. Одним их последних примеров было заявление госсекретаря США Рекса Тиллерсова в начале октября, в котором он выражал свою поддержку выводу снайперов, увеличению числа наблюдателей и предложению по установлению систем, позволяющих зафиксировать нарушения перемирия.


Подводя итог можем заключить, что процесс урегулирования карабахского конфликта можно условно разделить на две части: непосредственно политический процесс и действия, направленные на формирование атмосферы доверия, в том числе, зафиксированные в Вене и Санкт-Петербурге. Невозможно с уверенностью утверждать, что на предстоящей встрече президентов будет обсуждаться только политический процесс. По сути, политический пласт вопроса и выполнение венских и санкт-петербургских договоренностей рассматриваются как два параллельных процесса, что отражается в нескольких последних заявлениях сопредседателей Минской группы ОБСЕ.


По сути, попытки Азербайджана провалить переговоры продолжаются и будут продолжаться, так как карабахский конфликт является важной составляющей стратегии сохранения власти Алиева. Именно фактор конфликта прямо или косвенно используется для ограничения политических и гражданских свобод, «легитимизации» нарушения прав граждан Азербайджана. Кроме этого, наличие конфликта дает возможность присваивать миллиарды долларов, предназначенные для политических и военных целей. Одним из доказательств того стал недавно разразившийся скандал «Азербайджанского ландромата».